Загадочный Уинстон Черчиль: Жестокий Тиран Или Гениальный Мыслитель? — Учим английский вместе

Нет человека, сыгравшего большую роль в британской истории, чем Уинстон Черчилль, который 5 апреля 1955 года из-за преклонного возраста и болезней подал в отставку с поста премьера Британии, которую спас, занимая этот пост, в годы Второй мировой войны

Вряд ли бы кто-нибудь помнил сегодня об Уинстоне Черчилле (1874-1965 гг.), если бы он был старшим сыном своего отца, лорда Рэндольфа Генри Спенсера Черчилля, 7-го герцога Мальборо.

Попал бы в этом случае беспокойный молодой человек в Палату лордов и был потерян для британской и мировой истории.

Но Уинстон был у своего занимавшего крупные государственные посты отца и американской матери третьим сыном, которому пришлось пробиваться в жизни, используя, конечно, и семейные связи, и свой элитарный статус, собственными усилиями.

Впрочем, от плохо учившегося, упрямого, непослушного и часто подвергавшегося поркам учителей молодого человека, имевшего все шансы превратиться разве что в смелого рубаку-кавалериста, никто поначалу не ожидал блестящей политической, журналистской и писательской карьеры.

А ведь Нобелевская премия по литературе за 1953 год досталась бывшему и действующему премьеру не только по блату. В свободное от работы время, которое у Черчилля появлялось в основном только тогда, когда он находился в оппозиции, он рисовал и был художником средней руки.

Сегодня его полотна продаются дороже, чем картины создателя третьего рейха Адольфа Гитлера, с которым они никогда лично не встречались, хотя несколько раз были близки к этому.

Кстати, партнёр Черчилля по антигитлеровской коалиции Иосиф Сталин был неплохим поэтом, высоко ценившимся на своей малой родине в этом качестве ещё в старой России.

Журналист и авантюрист

Черчилль, получивший весьма скудное для людей его круга образование, стал известен в обществе и ворвался в большую политику через публицистику и писательство, личное участие в качестве младшего офицера и одновременно корреспондента ведущих английских газет в будораживших общественность военных кампаниях.

Он проявлял в них безумную храбрость и щедро делился впечатлениями со своими читателями. Его не брали американские пули на Кубе, где он освещал как журналист военные действия, будучи приписанным к испанской армии в ходе войны с США.

Его не смогли убить воинственные мусульманские повстанцы на границе с Афганистаном и в Судане, немецкие пули и снаряды в окопах Первой мировой войны.

Его не взорвали в последний момент заодно с британским командованием греческие коммунисты в отеле «Великобритания» в Афинах в декабре 1944 года, хотя, как рассказывал автору этих строк один из участников этой отменённой в самый последний момент операции греческий национальный герой Манолис Глезос, для этого всё было готово, и британцы ни о чём не подозревали.

Загадочный Уинстон Черчиль: Жестокий Тиран Или Гениальный Мыслитель? - Учим английский вместе

Уинстон Черчилль, чтобы о нём узнали, прошёл все «горячие точки» и мог много раз погибнуть. www.globallookpress.com

Черчилля, в отличие от очень не любившего ездить на фронты Сталина, спасшего его, похоже, от смерти в Афинах, постоянно тянуло на рискованные авантюры. Как в плане разработки провальных военных операций вроде Антверпенской, Галлиполийской, Дьепской и других, так и в личном плане.

Он мог оказаться в числе немногих уцелевших после лихой кавалерийской атаки на фанатиков-махдистов. Сбежать из бурского плена и потом дружить с одним из своих тюремщиков — бурским полевым командиром, — затем с британским военачальником и южноафриканским премьером Яном Смэтсом.

Он смог избежать гарантированной гибели от огня собственных зениток и истребителей, когда пилотируемая им самим гигантская летающая лодка потеряла при подлёте к Англии с другого берега Атлантики ориентацию и вошла в воздушное пространство королевства со стороны оккупированной немцами Франции.

О том, кто в ней находится, мало того, сидит за штурвалом, на земле, разумеется, никто не знал, как и то, что это вообще английское, а не немецкое воздушное судно, которое непонятно с каким грузом приближается к Лондону.

Его не зря называли бульдогом

Будучи неуживчивым, острым на язык, он часто конфликтовал с виднейшими представителями британского истеблишмента и несколько раз, по идее, должен был навсегда покинуть политику. Потому что ещё постоянно терпел и в ней неудачи.

Но он всегда возвращался. Когда становилось очень тяжело и воли других политиков не хватало, британская элита знала, кто никогда не откажется от власти, даже тогда, когда казалось, что Британия вот-вот капитулирует перед Гитлером.

Лишь один Черчилль, имевший звание полковника, но считавший себя моряком, мог бросить в лицо британцам в самую трудную минуту:

Мне нечего предложить, кроме крови, тяжёлого труда, слёз и пота».

И укрепить пошатнувшуюся мораль нации после катастрофы в Дюнкерке словами:

Мы будем сражаться на пляжах».

И при этом пробурчать про себя:

И мы будем бороться с ними (немцами — прим. «Царьграда») донышками разбитых пивных бутылок, потому что это всё, что у нас есть!» 

О Черчилле можно рассказывать бесконечно, много и долго. Хотелось бы кратко остановиться только на двух вещах: его вкладе в историю и отношении к России.

Что сделал Черчилль для мировой истории

Главный вклад Черчилля, игравшего заметную роль в национальной политике уже с начала ХХ века, в британскую и мировую историю заключается в том, что он не сдал Британию Гитлеру, которого «раскусил» значительно раньше других.

Он быстро понял, что идея выращивать бесноватого фюрера для борьбы с коммунизмом очень рискованная и может плохо закончиться для её авторов, прежде всего для Британии, правящий класс которой намеревался использовать гитлеровскую Германию против СССР.

Поэтому когда Гитлер заключил пакт со Сталиным и начал войну в Европе, именно Черчиллю и предложили стать премьером. В том, что Британия устояла, во многом его заслуга.

Идеологические разногласия не помешали Черчиллю сотрудничать со Сталиным в борьбе с Гитлером, хотя он не изменил своего отрицательного мнения о коммунизме.

Второй главной заслугой и одновременно драмой Черчилля является то, что в борьбе с Гитлером ему пришлось пожертвовать в обмен на всестороннюю помощь со стороны США… Британской империей. К концу войны Британия превратилась в младшего партнёра Америки, которой стала передавать свои колониальные территории и функции мирового жандарма.

Обедневшая из-за войны и потерявшая в течение нескольких лет после неё свою империю, Британия была в любом случае неспособна играть свою прежнюю роль. Заслуга Черчилля и его политики, которая продолжалась и после его ухода с поста премьера в конце Второй мировой войны, состоит в том, что Британия лишилась своей империи достаточно безболезненно.

Она была фактически демонтирована в героическую эпоху борьбы с нацизмом и отодвинута этим на второй план. Британцы и не заметили, как оказались без империи, над которой не заходило солнце.

Британия потеряла колониальные территории и была избавлена от возросших издержек по их управлению, но сохранила исходившие оттуда финансовые потоки, возложив при этом на американцев всю тяжесть поддержания в мире западного господства в новых условиях.

Ну и, наконец, Черчилль после анонсированной им же в своей Фултонской речи холодной войны на практике способствовал тому, чтобы она всё-таки не переросла в горячую, хотя однажды и предлагал американцам использовать против СССР ядерное оружие. Правда, в другой раз он же удержал США от его применения в Азии.  

Отношение к России

Что касается России, то Черчилль занимал в отношении неё достаточно здравые, с британской точки зрения, позиции.

Он был ярым противником большевистской революции, безуспешно призывая британский правящий класс, который её во многом и организовал, «задушить большевизм в колыбели».

Если бы таких деятелей, как он, было больше тогда в британском руководстве, в котором преобладали сторонники «торговли с людоедами», курс российской и мировой истории мог бы быть иным.

Черчилль без колебаний поддержал СССР в войне с Гитлером, хотя и считал, что «нацистский режим неотличим от худших черт коммунизма» и что «за последние 25 лет никто не был более последовательным противником коммунизма», чем он сам.

Загадочный Уинстон Черчиль: Жестокий Тиран Или Гениальный Мыслитель? - Учим английский вместе

Премьер-министр Британии Уинстон Черчилль: «За последние 25 лет никто не был более последовательным противником коммунизма, чем я». www.globallookpress.com

Не беря ни одного слова обратно, он сказал в своей речи 22 июня 1941 года: «Я вижу русских солдат, стоящих на пороге своей родной земли, охраняющих поля, которые их отцы обрабатывали с незапамятных времён.

Я вижу их охраняющими свои дома; их матери и жены молятся — о да, потому что в такое время все молятся о сохранении своих любимых, о возвращении кормильца, покровителя и защитника.

Я вижу десятки тысяч русских деревень, где средства к существованию с таким трудом вырываются у земли, но где существуют исконные человеческие радости, где смеются девушки и играют дети. Я вижу, как на всё это надвигается гнусная нацистская военная машина с её щеголеватыми, бряцающими шпорами прусскими офицерами,…

только что усмирившими и связавшими по рукам и ногам десяток стран. Я вижу также серую вымуштрованную послушную массу свирепой гуннской солдатни, надвигающейся подобно тучам ползущей саранчи.

Я вижу в небе германские бомбардировщики и истребители с ещё не зажившими рубцами от ран, нанесённых им англичанами, радующиеся тому, что они нашли, как им кажется, более лёгкую и верную добычу… И затем мой разум возвращается на годы назад, в дни, когда русские войска были нашим союзником против того же самого смертельного врага, когда они сражалась с огромным мужеством и твёрдостью и помогли одержать победу, плодами которой им, увы, помешали воспользоваться».

Британский премьер тогда заявил, что у правительства Её Величества «лишь одна-единственная неизменная цель»:

Мы полны решимости уничтожить Гитлера и все следы нацистского режима. Ничто не сможет отвратить нас от этого, ничто. Мы никогда не станем договариваться, мы никогда не вступим в переговоры с Гитлером или с кем-либо из его шайки.

Читайте также:  10 способов спросить «как дела?» - учим английский сами

Мы будем сражаться с ним на суше, мы будем сражаться с ним на море, мы будем сражаться с ним в воздухе, пока с Божьей помощью не избавим землю от самой тени его и не освободим народы от его ига. Любой человек или государство, которые борются против нацизма, получат нашу помощь.

Любой человек или государство, которые идут с Гитлером, — наши враги… Отсюда следует, что мы окажем России и русскому народу всю помощь, какую только сможем.

Мы обратимся ко всем нашим друзьям и союзникам во всех частях света с призывом придерживаться такого же курса и проводить его так же стойко и неуклонно до конца, как это будем делать мы».

Черчилль не скрыл, что это будет помощью и его собственной стране: «Нападение на Россию — не более чем прелюдия к попытке завоевания Британских островов. Без сомнения, он (Гитлер — прим.

«Царьграда») надеется завершить всё это до наступления зимы, чтобы сокрушить Великобританию до того, как флот и военно-воздушные силы Соединённых Штатов смогут вмешаться…

Поэтому опасность, угрожающая России, — это опасность, грозящая нам и Соединённым Штатам, точно так же как дело каждого русского, сражающегося за свой очаг и дом, — это дело свободных людей и свободных народов во всех уголках земного шара».

Правда, с конца 1943 года, когда Черчилль убедился, что Красная Армия побеждает и может разбить немцев и без Второго фронта, и что она тогда принесёт коммунизм в Европу, его энтузиазм в отношении Москвы и его коллеги по «большой тройке» — Сталина — поубавился. В конце войны он уже предлагал использовать сдавшихся союзникам в плен немецких солдат против СССР в рамках операции «Немыслимое». Он уговаривал президента США Франклина Рузвельта быть жёстче с Москвой.

Увы, такова политика — вечных врагов и друзей в ней не бывает. Любопытный штрих к портрету британского премьера.

Когда во время Тегеранской конференции Сталин с Рузвельтом разыграли Черчилля, предложив расстрелять ради будущего прочного мира соответственно 100 тысяч и «всего» 49 тысяч немецких офицеров, тот в ярости опустошил бокал с бренди, заявив, что его страна никогда не станет казнить честных борцов, воевавших за свою родину.

После этого в расстроенных чувствах Черчилль бросился вон из помещения, но был перехвачен и возвращён на место ухмыляющимся Сталиным. Советского лидера, зная о нем всё, британский премьер по-своему уважал, всегда автоматически вставая, когда диктатор входил в комнату, где тот находился.

Загадочный Уинстон Черчиль: Жестокий Тиран Или Гениальный Мыслитель? - Учим английский вместе

На Тегеранской конференции Сталин с Рузвельтом разыграли Черчилля и нередко объединялись против него. www.globallookpress.com

Черчилль на склоне лет

Проиграв выборы в мае 1945 года, несмотря на рекордную популярность в годы войны, Черчилль возглавил оппозицию, но занимался в основном литературным трудом, за который и получил вскоре Нобелевскую премию.

В октябре 1951 года в возрасте 76 лет и уже в совсем плохой физической форме он вновь стал премьером, а ещё через год Британия оказалась третьей в мире ядерной державой после США и СССР. В этот же год в этой стране появился новый монарх — ныне здравствующая королева Елизавета II.

А ещё через год Черчилль стал наконец сэром, когда новый монарх пожаловала легендарному политику членство в рыцарском ордене Подвязки.

И всё же 5 апреля 1955 года совсем больному Черчиллю пришлось по состоянию здоровья подать в отставку. Отсутствие у руля опытнейшего мастера сразу дало о себе знать. Сменивший Черчилля на посту премьера Энтони Иден «сгорел» на следующий год в Суэцком кризисе, в котором СССР вместе с США выступили против Британии, Франции и Израиля.

Черчилль скончался 24 января 1965 года, заранее спланировав грандиозные похороны самого себя. Ему было бы стыдно за Британию, если бы он увидел, что с ней в конце концов стало.

Текст на английском с переводом и аудио"Winston Churchill Braces: "Britons To Their Task""

On Friday evening last I received from His Majesty the mission to form a new administration.

It was the evident will of Parliament and the nation that this should be conceived on the broadest possible basis and that it should include all parties.

I have already completed the most important part of this task. A war cabinet has been formed of five members, representing, with the Labour, Opposition, and Liberals, the unity of the nation.

It was necessary that this should be done in one single day on account of the extreme urgency and rigor of events. Other key positions were filled yesterday. I am submitting a further list to the king tonight. I hope to complete the appointment of principal ministers during tomorrow.

The appointment of other ministers usually takes a little longer. I trust when Parliament meets again this part of my task will be completed and that the administration will be complete in all respects.

I considered it in the public interest to suggest to the Speaker that the House should be summoned today. At the end of today’s proceedings, the adjournment of the House will be proposed until May 21 with provision for earlier meeting if need be. Business for that will be notified to MPs at the earliest opportunity.

I now invite the House by a resolution to record its approval of the steps taken and declare its confidence in the new government. The resolution: “That this House welcomes the formation of a government representing the united and inflexible resolve of the nation to prosecute the war with Germany to a victorious conclusion.”

To form an administration of this scale and complexity is a serious undertaking in itself. But we are in the preliminary phase of one of the greatest battles in history. We are in action at many other points-in Norway and in Holland-and we have to be prepared in the Mediterranean, The air battle is continuing, and many preparations have to be made here at home.

In this crisis I think I may be pardoned if I do not address the House at any length today, and I hope that any of my friends and colleagues or former colleagues who are affected by the political reconstruction will make all allowances for any lack of ceremony with which it has been necessary to act.

I say to the House as I said to ministers who have joined this government, I have nothing to offer but blood, toil, tears, and sweat. We have before us an ordeal of the most grievous kind. We have before us many, many months of struggle and suffering.

You ask, what is our policy? I say it is to wage war by land, sea, and air. War with all our might and with all the strength God has given us, and to wage war against a monstrous tyranny never surpassed in the dark and lamentable catalogue of human crime.

That is our policy. You ask, what is our aim? I can answer in one word. It is victory. Victory at all costs-victory in spite of all terrors-victory, however long and hard the road may be, for without victory there is no survival.

Let that be realized. No survival for the British Empire, no survival for all that the British Empire has stood for, no survival for the urge, the impulse of the ages, that mankind shall move forward toward his goal.

I take up my task in buoyancy and hope. I feel sure that our cause will not be suffered to fail among men.

  • I feel entitled at this juncture, at this time, to claim the aid of all and to say, “Come then, let us go forward together with our united strength.”
  • Речь Уинстона Черчилля: «Британцы На Пути К Своей Задаче»
  • В прошлую пятницу вечером я получил разрешение Ее Величества формировать новое правительство.
  • Оно, как показывает нам желание и воля Парламента и нации, должно опираться на как можно более широкую народную поддержку и должно включать в себя все партии.

Я выполнил наиболее важную часть этой задачи. Был сформирован кабинет военных министров в составе пяти членов, представляющих вместе с лейбористами, оппозицией и либералами единство нации.

Было необходимо сделать все это в один день, принимая во внимание срочность и суровость событий. На несколько других ключевых постов были сделаны назначения вчера. Сегодня я представлю дальнейший список кандидатов Ее Величеству. Я надеюсь закончить назначение глав основных министерств в течение завтрашнего дня.

Определение других министров обычно занимает больше времени. Я полагаю, что, когда Парламент снова соберется, эта часть моих обязанностей будет выполнена, и правительство будет сформировано полностью.

Я посчитал, что в общих интересах предложить Спикеру, чтобы Палата была созвана сегодня. По окончании сегодняшнего заседания, будет предложен перерыв 21 мая, конечно, с возможностью встретиться раньше назначенного срока, если в этом будет необходимость. О делах, которые надо будет сделать, члены Парламента будут извещены при первой возможности.

А теперь я приглашаю, данной мне властью, засвидетельствовать поддержку Палаты предпринятых нами действий и выразить доверие новому Правительству. Резолюция: «Этот Парламент приветствует формирование правительства, представляющего единую и непреклонную решимость нации продолжать войну с Германией до победного конца.”

Читайте также:  Как Повысить Уровень Английского До Upper-intermediate И Advanced - Учим английский вместе

Формировать администрацию такого масштаба и сложности — серьезное дело уже само по себе. Наши войска задействованы во многих других местах – в Норвегии и в Голландии, мы должны готовиться к действиям в Средиземном море. Воздушные сражения продолжаются, и еще очень многое должно быть подготовлено здесь, дома.

Полагаю, в это тяжелое время меня простят, за то, что мое обращение к Палате сегодня не будет продолжительно, и я надеюсь, что каждый из моих друзей и коллег, или бывших коллег, которые пострадали в результате политической реконструкции, позволит сегодняшней церемонии быть короче, чем положено.

Я повторю перед Палатой то, что уже сказал присоединившимся к новому Правительству: «Я не могу предложить ничего, кроме крови, тяжелого труда, слез и пота». Нам предстоит суровое испытание.

Перед нами много долгих месяцев борьбы и страданий. Вы меня спросите, каков же наш политический курс? Я отвечу: вести войну на море, суше и в воздухе.

Войну со всей мощью и силой, какую дает нам Бог; вести войну против чудовищной тирании, превосходящей любое человеческое преступление.

Вот наш курс. Вы спросите, какова наша цель? Я могу ответить одним словом. Это победа. Победа любой ценой, победа, не смотря на весь ужас, победа, каким бы долгим и трудным не был путь; потому что без победы не будет жизни.

Это важно осознать. Если не выживет Британская Империя, то не выживет все то, за что мы боролись, не выживет ничто из того, за что человечество борется в течении многих веков.

Но я берусь за эту задачу с энергией и надеждой. Я уверен, что нашему делу не суждено потерпеть неудачу.

  1. И в этот момент я чувствую себя вправе настаивать на всеобщей поддержке, и я призываю: «Идемте же, идемте вперед единой силой».
  2. продолжить с текстами продвинутого уровня
  3. перейти к текстам среднего уровня
  4. перейти к текстам уровня выше среднего
  5. перейти к текстам начального уровня

Теперь Вы можете обучаться английскому языку самостоятельно, пользуясь бесплатными ресурсами нашего образовательного сайта, а также выбрать себе подходящего репетитора у нашего партнера и заниматься в школе TutorOnline:

  • Индивидуальные занятия
  • Доступные цены
  • Удобные способы оплаты
  • Бесплатный вводный урок
  • Гарантированный возврат денег

Как выбрать репетитора по английскому языку

Бесплатный пробный урок

Загадочный Уинстон Черчиль: Жестокий Тиран Или Гениальный Мыслитель? - Учим английский вместе

Практичные советы по изучению английского языка

Уинстон Черчилль: цитаты, афоризмы на английском с переводом

Загадочный Уинстон Черчиль: Жестокий Тиран Или Гениальный Мыслитель? - Учим английский вместе

Уинстон ЧерчилльWinston Churchill

Сэр Уинстон Леонард Спенсер-Черчилль (англ. Sir Winston Leonard Spencer-Churchill, 1874 — 1965) — британский государственный и политический деятель, премьер-министр Великобритании в 1940—1945 и 1951—1955 годах; военный (полковник), журналист, писатель, почётный член Британской академии, лауреат Нобелевской премии по литературе.

The problems of victory are more agreeable than those of defeat, but they are no less difficult. Проблемы, вызванные одержанной победой, приятней проблем, вызванных поражением, но они не менее трудные.

History is written by the victors. История пишется победителями. Study history. In history lies all the secrets of statecraft.

Изучайте историю. В истории есть все секреты искусства управления государством.

History will be kind to me for I intend to write it. История будет добра ко мне, ибо я намерен её писать.

We have a lot of anxieties, and one cancels out another very often. У нас много желаний, и очень часто одно исключает другое.

Politics is not a game. It is an earnest business. Политика — не игра. Это серьезное занятие.

Success is the ability to go from one failure to another with no loss of enthusiasm. Успех — это способность идти от одной неудачи к другой без потери энтузиазма.

Success is not final, failure is not fatal: it is the courage to continue that counts. Успех не финал, неудача не смертельна: считается то, что есть мужество продолжать. When the war of the giants is over the wars of the pygmies will begin.

Когда война гигантов закончится войны пигмеев начнутся.

Great and good are seldom the same man. Великий и хороший — редко одно и то же лицо.

The price of greatness is responsibility. Цена величия — ответственность.

All great things are simple, and many can be expressed in single words: freedom, justice, honor, duty, mercy, hope. Все великие вещи просты, и многие из них могут быть выражены в отдельных словах: свобода, справедливость, честь, долг, милосердие, надежда.

Men occasionally stumble over the truth, but most of them pick themselves up and hurry off as if nothing happened. Периодически люди спотыкаются о правду и падают, но большинство затем встают и спешат дальше, как будто ничего не случилось.

Courage is what it takes to stand up and speak, Courage is also what it takes to sit down and listen. Мужество заставляет встать я говорить и мужество же заставляет сеть и слушать.

Never, never, never give in! Никогда, никогда, никогда не сдаваться!

The power of an air force is terrific when there is nothing to oppose it. Сила военно-воздушного флота потрясающа, когда ему нечего противопоставить.

I cannot forecast to you the action of Russia. It is a riddle wrapped in a mystery inside an enigma: but perhaps there is a key. That key is Russian national interest. Я не могу предсказать действий России. Это головоломка, завернутая в тайну, внутри загадки: но возможно, там есть ключ — русский национальный интерес.

Уинстон Черчилль и его жена Клементина Хозьер: история любви и брака премьер-министра Великобритании

Уинстон Черчилль и Клементина Хозьер прожили вместе 57 лет. Они были идеальной парой. Секрет их супружеского счастья прост. «Никогда не заставляйте мужей делать ЭТО!» – однажды открыла семейную тайну Клементина.

Он не был идеальным мужем. Во-первых, он постоянно брюзжал, когда возвращался с работы. Во-вторых, бесконечно курил, не выпуская сигары из мясистых губ. Он дымил за столом, в машине, на ходу и даже в спальне. Он был рассеян и ронял пепел повсюду: на коврах, старинной мебели, на своем выдающемся животе – засыпая с непогашеной сигарой, он прожигал сорочки и брюки.

Он был склонен к чревоугодию, ел много, а пил и того больше. Начинал день с французского «Наполеона», на обед пропускал пару стаканчиков шотландского виски, а вечер мог закончить армянским коньком «Двин».

Пару раз жена пробовала привить мужу светские манеры и даже усадила его за общий завтрак.

Увы… «Мы с женой два или три раза за 40 лет совместной жизни пробовали завтракать вместе, но это оказалось так неприятно, что пришлось прекратить», – сказал он просто и цинично.

Да, он был циник, гордец, эпикуреец, к тому же заядлый игрок, ночи напролет пропадавший в казино. Никто не мог его обуздать. И только она одна, его жена, милая кошечка Клем, точно знала, как превратить этого вальяжного увальня в настоящего гения – того, кого сотечественники назовут самым великим британцем в истории.

  • Слишком идеальна для мужчин
  • Клементина Огилви Хозьер появилась на свет в аристократической лондонской семье 1 апреля 1885 года.

Она отличалась удивительной сдержанностью и не по-девичьи серьезным нравом, была старательна, никогда не дерзила учителям, не пустословила. Среди своих однолеток выделялась учтивостью, слушалась родителей и всегда держала данное ею слово. К тому же Клем обладала потрясающей красотой, которой почему-то никогда не пользовалась.

Клементина была слишком идеальна, чтобы ее любили, а потому была одинока. Впрочем, блюстители морали смогли отыскать пятна и на ее кристально чистой репутации.

Одноклассницы шептались за спиной, что сэр Генри Хозьер – вовсе не ее отец. Дескать, мамаша ее, легкомысленная леди Генриэтта, родила дочь от кого-то из своих любовников. Клементина делала вид, что не слышит, однако предательский румянец стыдливо выдавал ее девичьи тайны.

После Сорбонны, в то время как ее благополучные сверстницы порхали с вечеринки на вечеринку, она пахала как проклятая, давая уроки.

Неуемные аппетиты леди Генриэтты отвратительнейшим образом сказались на бюджете семейства Хозьер, а потому их  благородная дочь вынуждена была зарабатывать уроками французского. Впрочем, на судьбу она не роптала, на родителей не жаловалась – быть может, потому фортуна смилостивилась над девушкой, подарив ей встречу с… мистером Черчиллем.

  1. Странный кавалер
  2. Удивительно, но факт: тот самый Черчилль, известный как непревзойденный оратор и автор бессмертных афоризмов, блестящий политик и государственный деятель, в светской жизни был неуклюж и скуп на слова.
  3. К моменту встречи с Клементиной Хозьер 29-летнего Уинстона уже отвергли актриса Мэйбл Лав, в которую он был влюблен без памяти; гордая красавица Памела Плоуден, с которой он даже успел засвидетельствовать помолвку; наследница танкерной империи Мюриель Уилсон, ответившая ему решительным отказом; а также американка Этель Бэрримор, известная своим крутым нравом.

Ни одна из светских красоток не рассмотрела в этом занудном молодом политике никаких особых перспектив: ухаживать не умеет, о любви не говорит, настойчивости не проявляет и вечно бубнит о каких-то партийных субвенциях. «Нет, не быть этому рохле ни достойным мужем, ни перспективным политиком!» – вздыхали женщины, не догадываясь о том, как фатально они ошибаются.

Читайте также:  Топик new year - сочинение новый год - учим английский вместе

Дали маху все, кроме одной – той, которая за мешковатой внешностью сумела-таки разглядеть его страстную натуру. Клементина познакомилась с Уинстоном на светском приеме. Ей представили Черчилля как начинающего политика, человека неординарного ума и наследника знатного рода герцогов Мальборо.

Она протянула руку – он поцеловал, помолчал и, смущенно втянув голову в плечи, отступил вглубь зала. Весь вечер он взирал на нее из своего убежища и наконец отважился пригласить ее на танец.

Уинстон резко встал, решительным шагом подошел к Клементине и, как только она ободряюще улыбнулась, резко развернулся и торопливо сбежал в свой укромный уголок.

«Он вел себя так странно, – вспоминала позже Клементина. – Ни разу не пригласил меня на танец, хотя другие кавалеры были куда проворнее. Никогда раньше не встречала таких застенчивых молодых людей. Тогда я подумала, что быть столь скованным для политического деятеля просто неприлично…»

Прошло четыре года, прежде чем они встретились снова. Это случилось в марте 1908 года. На торжественный ужин, куда были приглашены самые влиятельные люди, Уинстон Черчилль (уже заместитель министра по делам колоний) идти не хотел. Но верный секретарь Эдди Марш убедил шефа потратить пару часов на светскую болтовню – исключительно в целях знакомства с избирателями.

Он обреченно уступил. Пришел. Его чинно провели в зал. Усадили. Он плюхнулся на стул, повертел в руках нож с вилкой, потом лениво повернул голову… и встретился глазами с Клементиной – той самой девушкой, которую он когда-то так и не рискнул пригласить на танец. Уинстон покраснел.

Пробормотал что-то невнятное и замолчал. Надолго. Когда молчание стало неприличным, пришлось заговорить ей самой. О погоде? – Нет, он молчит. О новинках моды? – Сопит и вяло поддакивает.

О политике? – Наконец-то! Он вмиг преобразился: осунувшаяся спина распрямилась, глаза горячечно заблестели, речь стала яркой и заразительной – в тот момент он был прекрасен.

«Кажется, я влюбилась», – скажет потом Клементина своей сестре, и та ей сразу поверит.«Успех – это умение двигаться от неудачи к неудаче, не теряя энтузиазма», – заявит он потом всему человечеству, и оно тоже почему-то не станет с ним спорить.

Уинстон оказался проворнее

Через полгода он пригласил ее в Бленхеймский дворец, родовое поместье герцогов Мальборо. Все знали наверняка: Уинстон позвал Клементину, чтобы сделать предложение. Два дня он водил девушку по ухоженному поместью, вдохновенно рассуждая о политике и восхищаясь природой.

Он говорил о чем угодно, только не о самом главном. В конце концов нерешительный Уинстон так измучился, что спрятался в постели, как в берлоге, и отказался выходить даже к чаю. Но герцог Мальборо все же убедил своего племянника  во всем признаться Клементине.

«Боюсь, тебе больше не представится такой возможности», – аргументировал он.

Уинстон послушался. Взял Клементину за руку и… молча повел ее гулять по окрестностям Бленхеймского дворца. Снова – прекрасная погода, дрянная политика, древняя история… Но тут, как в кино, небо вдруг потемнело, и разразилась ужаснейшая гроза.

Они укрылись в храме Дианы – небольшой каменной беседке, расположенной на холме у озера. Гроза миновала. Прошло пять минут. Уинстон молчал. Десять – молчание.

Через полчаса Клем встала, уже хотела было уйти – да вдруг увидала огромного жука, медленно тащившегося по перилам.

«Если этот жук доползет до трещины, а Уинстон так и не сделает мне предложения, значит, он не сделает его никогда», – подумала она. Уинстон оказался проворнее, опередив жука всего на пару минут…

«Я женился в сентябре 1908 года и с тех пор жил счастливо», – напишет позже Уинстон Черчилль в своих воспоминаниях, и это будет чистейшая правда.

«Власть – это наркотик»

Они прожили вместе 57 лет. Клементина оказалась идеальной женой. Уинстон делал карьеру, писал книги, спасал страну от войны, выступал с пламенными речами, ночи напролет проводил в казино, непомерно пил, курил (весь мир помнит его знаменитую фразу: «Пять-шесть сигар в день, три-четыре стакана виски и никакой физкультуры!»), к тому же любил хорошо поесть и никогда себя не ограничивал.

С ним было нелегко. Другая, может, и попыталась бы приручить такого дикаря: чтобы не пил, не курил, чтобы к ужину возвращался, чтобы читал книгу под ночным абажуром, а потом мирно засыпал с женой в теплой постели. Но Клементина никогда не пыталась его переделать. Не исправляла его характер. Не учила жить. Напротив, она принимала Уинстона таким, каким он был: муж казался ей идеальным.

Впрочем, однажды она его все-таки одернула. В начале 1940-х годов, когда у Черчилля закружилась голова от всесилия, которое досталось ему вместе с постом премьер-министра, Клем написала мужу крайне жесткое письмо.

«Ты просто невозможен!» – безо всяких вступлений начала она. Клементина писала, что с ним стало трудно общаться, что он не обращает внимания на окружающих, что ему нужно быть внимательнее к людям.

Это письмо отрезвило его – опьянения властью не произошло.

Во всем остальном Клементина всегда поддерживала мужа. Она занималась благотворительностью, выступала с обращениями к английским женщинам, да и вообще стала для Уинстона лучшим другом: многие политические решения Черчилль принимал, только посоветовавшись с женой.

Она родила ему четверых детей – трех девочек и мальчика. Он не нянчил их, не занимался воспитанием, но привязан был к детям какой-то тугой звенящей нитью. «Легче управлять нацией, чем воспитывать четверых детей», – с ласковой улыбкой сказал он как-то.

Когда Клем родила пятого ребенка, девчонку, он был вне себя от счастья – малышка Мэригольд оказалась удивительно похожей на свою маму. Но в 1921 году семью постиг страшный удар: девочка заболела и спустя несколько дней умерла. Черчилль, этот всесильный политик, видный государственный муж и мыслитель планетарного масштаба, вдруг в одночасье сломался.

Сутки напролет сидел он в своем кабинете, курил сигару за сигарой, пил виски и коньяк, никого не принимал, ни с кем не разговаривал. Кроме Клем.

Она его и спасла. Серая, осунувшаяся, со впалыми щеками и сухими невидящими глазами, она ходила по дому как тень. Смерть дочери согнула ее, но не сломала. Однажды она тихо постучала в кабинет мужа, вошла и спокойно сказала: «У нас будет ребенок!»

«Девочка, – уверенно произнес Уинстон. – И она будет похожа на нашу Мэригольд!» Он угадал. В 1921 году Клементина родила дочь, которую назвали Мэри.

За 57 лет брака они написали друг другу 1700 писем, открыток, телеграмм, записок: «Я люблю тебя…» – «Мой любимый мопсик…» – «Моя нежная кошечка…» – «Я скучаю по тебе…» – «Я жду твоих писем, я перечитываю их снова…»

«Милая моя, за все те годы, что мы вместе, я много раз ловил себя на мысли, что слишком сильно люблю тебя, так сильно, что, кажется, больше любить невозможно», – такое письмо получила она через 40 лет после свадьбы.

Это писал ее муж – тот самый неуклюжий Уинстон, который когда-то не мог и двух слов связать о любви.

А теперь это был блестящий оратор, гениальный политик, предсказатель основных вех развития истории, Нобелевский лауреат в области литературы, самый великий человек в истории Британии, который провел свою страну сквозь Вторую мировую войну.

К его жене постоянно приставали с одним банальным вопросом: «В чем секрет вашего семейного счастья?» Клементина отшучивалась, отнекивалась – делала все, чтобы уйти от ответа. Но однажды, когда она выступала перед оксфордскими студентками, одна молоденькая девчонка встала и сказала: «Я еще не замужем.

Но хочу найти того мужчину, с которым один раз – и на всю жизнь… – Она запнулась, не в силах справиться с волнением.

И через пару секунд тихо добавила: – Как сделать так, чтобы я… чтобы он… чтобы мы были счастливы?» Клементина посмотрела на нее, улыбнулась и ответила: «Все просто: никогда не заставляйте мужа… соглашаться с вами».

Послесловие

Сэр Уинстон Черчилль умер 24 января 1965 года в возрасте 90 лет. Клементина готова была последовать за супругом. Она не видела смысла жить. Перебирая его письма и неоконченные книги, она вдруг наткнулась на одну удивительную фразу.

Те слова были сказаны давно – когда Британия стонала под бомбежками фашистской авиации, когда она голодала, захлебывалась в дыму и смертях – тысячах смертей, когда она была на исходе и, казалось, вот-вот падет в изнеможении.

Речь премьер-министра дала ей силы выстоять – тогда, в разгар Второй мировой.

Полвека назад эта речь Черчилля спасла Британию, а сегодня она дала силы его жене.

Собрав последние записи Уинстона, Клементина занялась изданием его неоконченных мемуаров – она боролась за жизнь еще целых 12 лет после ухода мужа, как мантру, повторяя про себя его слова:  «Никогда не сдавайтесь – никогда, никогда, никогда, никогда, ни в большом, ни в малом, ни в крупном, ни в мелком, никогда не сдавайтесь… Никогда не поддавайтесь силе, никогда не поддавайтесь очевидно превосходящей мощи вашего противника». Никогда не сдавайтесь! Неужели в этом и есть весь секрет?Ирина Емец.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector