История ЕС И Brexit — Учим английский вместе

Французский посол при ЕС Филипп Леглиз-Коста протестовал против решения секретариата ЕС, рекомендовавшего представителям стран Евросоюза использовать на собраниях групп английский язык. В Совете ЕС поспешили назвать эпизод «недоразумением».

Однако дипломат заявил, что Франция намерена отстаивать интересы франкофонного мира, а также многоязычие, если речь идет о внешней политике. Brexit действительно может изменить ситуацию. И Париж, и Берлин воспользуются уходом Великобритании, чтобы запустить полиязычную политику. Вероятность, что французский язык вернет себе статус основного на территории ЕС, тогда вырастет.

И если это произойдет, возможно, ЕС рассмотрит и вопрос статуса русского языка как официального на своем пространстве.

Когда в конце апреля Леглиз-Коста неожиданно покинул совещание в Брюсселе, где обсуждались бюджетные проблемы организации, далеко не все придали этому должное значение. Между тем это был, безусловно, важный сигнал о приближении новых времен.

На первый взгляд повод мог показаться техническим. Глава французской миссии отказался участвовать в продолжении дискуссий, поскольку они велись на английском языке без перевода.

Париж отстаивает в своей внешней политике многоязычие и интересы франкофонного мира

Впрочем, у кого могли быть основания сомневаться, что опытнейший французский дипломат, служивший к тому же несколько лет на ключевых постах в представительстве Франции при ООН в Нью-Йорке, свободно владеет английским? Причина демарша была иной: французский посол решил выразить несогласие с сохраняющейся в стенах брюссельского дома лингвистической монополией англосаксонского мира.

По версии высокопоставленных сотрудников секретариата ЕС, Франция будто бы уже соглашалась на такое решение на предыдущих совещаниях. Формат встреч экспертов, утверждали чиновники, не позволяет прибегать к услугам переводчиков, и дискуссии на таких встречах поэтому проходят на английском.

На эту тему

История ЕС И Brexit - Учим английский вместе

Но дипломат не принял эту версию. «Париж отстаивает в своей внешней политике многоязычие и интересы франкофонного мира», — напомнил он.

Brexit

До выхода Великобритании из Европейского союза к настоящему времени осталось чуть более девяти месяцев.

Она должна покинуть ряды организации 29 марта 2019 года. Потеряет ли английский язык свой монопольный статус в ЕС, когда Лондон реализует итоги июньского референдума 2016 года, на котором победу одержали сторонники Brexit — выхода страны из Евросоюза?

Останется ли английский основным европейским языком после этого? Ведь начиная с 1990-х годов он утвердился как главный язык Евросоюза. Brexit может изменить лингвистическую парадигму, считают аналитики.

За ситуацией пристально следят не только из Лондона, но и из Нью-Йорка. В The Wall Street Journal пришли к выводу, что президент Франции Эмманюэль Макрон стремится «вновь сделать французский великим и заменить им английский в качестве основного языка в европейских институтах, как было до вступления Великобритании в ЕС в 1973 году».

Условия Помпиду

Французские исследователи послевоенного периода напоминают, что исторический лидер Франции, основатель Пятой республики генерал Шарль де Голль, правивший страной в 1958–1969 годах, никогда не хотел присоединения Британских островов к европейскому проекту.

Но соглашение, которое тогда заключили новый французский президент и британский премьер Эдвард Хит, специально оговаривало, что Великобритания должна направлять на работу в Брюссель чиновников, говорящих по-французски. Когда же в 1990-х годах в ряды ЕС вступали Финляндия, Швеция и Австрия, правительство Эдуара Балладюра забыло провести с кандидатами переговоры о принятии документа, подобного соглашению Помпиду — Хита

В результате 29 января 1963 года Париж официально положил конец переговорам между европейскими сообществами и Лондоном об интеграции Великобритании в организацию.

«Вполне возможно, что эволюция самой Великобритании и эволюция мира постепенно приведут британцев на континент. Какими бы ни были сроки, которых может потребовать достижение такой цели», — утешал генерал соседей по другую сторону Ла-Манша.

Англия смогла постучаться в дверь ЕС уже при его преемнике Жорже Помпиду. Она стала полноправной участницей европейского сотрудничества в январе 1973 года.

Но соглашение, которое тогда заключили новый французский президент и британский премьер Эдвард Хит, специально оговаривало, что Великобритания должна направлять на работу в Брюссель чиновников, говорящих по-французски. Когда же в 1990-х годах в ряды ЕС вступали Финляндия, Швеция и Австрия, правительство Эдуара Балладюра забыло провести с кандидатами переговоры о принятии документа, подобного соглашению Помпиду — Хита.

На эту тему

История ЕС И Brexit - Учим английский вместе

С годами английский язык все больше утверждался в Евросоюзе.

Возникали причудливые ситуации, когда, например, министр финансов Франции социалист Мишель Сапен направлял еврокомиссару и бывшему коллеге по французскому правительству Пьеру Московиси послание на языке Шекспира.

«Знание французского не является больше одним из условий найма на работу в европейские институты», — констатировал один из брюссельских чиновников.

Англоязычный Брюссель

Представители «четвертой власти» англоязычных стран, а также британские адвокатские конторы пользовались немедленным доступом к документам на родном языке. К тому же для замещения все большего количества постов в ЕС требовались уроженцы Великобритании или те, кто окончил университеты англоязычных стран.

Подчас английский, на котором говорили в европейских институтах, оказывался столь посредственным и приблизительным, что это вызывало нарекания юристов

Укрепив свои лингвистические позиции, англосаксонский мир повышал привлекательность собственных университетов и научных школ. Правда, подчас английский, на котором говорили в европейских институтах, оказывался столь посредственным и приблизительным, что это вызывало нарекания юристов.

«Присутствие английского языка в Брюсселе никогда не было столь большим, как сейчас, когда обсуждают Brexit, — заметил Эмманюэль Макрон в речи во Французской академии 20 марта 2018 года по случаю Всемирного дня французского языка. — Но это господство не является неизбежным».

Каждый на своем

Что дальше? Вскоре ирландцы и мальтийцы (составляющие 1% населения Европейского союза) окажутся единственными урожденными англофонами внутри Евросоюза.

На эту тему

История ЕС И Brexit - Учим английский вместе

К тому же английский может больше не фигурировать среди официальных языков ЕС, потому что ирландцы сделали ставку на гэльский язык, а мальтийцы выбрали мальтийский.

И все-таки трудно представить, что исчезнет «весь» английский. Ведь пока он является единственным общим языком, на котором говорят все европейские чиновники.

Некоторые идут по легкому пути, убеждая себя, что единый язык — практичная вещь, и не говорят об издержках этого.

На востоке Европы более распространено применение немецкого, а французскому больше отдают предпочтение на юге Европы, где этот язык берет начало в латинском. А в Люксембурге лицеисты на переменах говорят на официальном языке герцогства — люксембургском, слушают уроки на французском и немецком, не пренебрегая изучением английского

По мнению ряда аналитиков, Париж и Берлин могут воспользоваться уходом Великобритании из ЕС, чтобы вновь запустить плюралистическую лингвистическую политику.

К слову, на востоке Европы более распространено применение немецкого, а французскому больше отдают предпочтение на юге Европы, где этот язык берет начало в латинском. А в Люксембурге лицеисты на переменах говорят на официальном языке герцогства — люксембургском, слушают уроки на французском и немецком, не пренебрегая изучением английского.

Статус для русского языка

По убеждению известного французского писателя и журналиста Дмитрия де Кошко, Евросоюзу следует признать и роль русского языка на своей территории.

Число носителей русского языка в мире превышает 300 млн человек, а в Евросоюзе — более 6 млн

Еще несколько лет назад организации соотечественников начали во Франции сбор подписей под петицией о придании русскому официального статуса на пространстве ЕС.

Де Кошко напомнил пророчество Виктора Гюго: «Придет день, когда Франция, Россия, Италия, Англия, Германия, другие нации континента, не теряя отличий и индивидуальности, вместе создадут европейское братство».

Число носителей русского языка в мире превышает 300 млн человек, а в Евросоюзе — более 6 млн. «Экономики двух частей континента взаимно дополняют друг друга», — отметил писатель. Он убежден: русский язык важен для развития Европы и должен получить на ее пространстве официальный статус.

Евроинглиш против многоязычия. Что станет с английским языком в ЕС после брексита? — BBC News Русская служба

  • Юри Вендик
  • Русская служба Би-би-си

История ЕС И Brexit - Учим английский вместе

Автор фото, Anadolu Agency/Getty

Подпись к фото,

Британия под предводительством Бориса Джонсона ушла из ЕС, но надписи на английском — и английский как главный рабочий язык Евросоюза — остаются

«Европейский союз должен перестать говорить на ломаном английском!» — заявил в начале января, через несколько дней после окончательного выхода Британии из ЕС, французский министр по делам Европы Клеман Бон. Но ЕС вряд ли его послушает — на английском он заговорил прежде всего не из-за Британии, а из-за Восточной Европы.

«После брексита людям будет труднее понять, почему мы держимся за этот в некотором роде ломаный английский. Давайте снова привыкать говорить на наших языках», — призвал государственный секретарь по европейским делам МИД Франции Клеман Бон, выступая перед журналистами на французском.

До Бона, еще в 2018 году, против засилья английского в ЕС выступали и президент Франции Эммануэль Макрон, и тогдашний глава Еврокомиссии, франкоговорящий люксембуржец Жан-Клод Юнкер.

«Это доминирование [английского] не является чем-то неизбежным. Это в наших силах — установить какие-то правила и сделать так, чтобы и человек с французским языком имел определенные перспективы», — сказал Макрон, который сам прекрасно говорит по-английски.

Жан-Клод Юнкер примерно в то же время сказал в интервью одному из французских телеканалов, что он не понимает, почему язык Шекспира должен ставиться выше языка Вольтера.

И Бон, и Макрон, и Юнкер заверяют, что они — не против английского, они — за многоязычие.

Вопрос о том, что будет с английским в Евросоюзе после ухода Британии, обсуждают все четыре с половиной года, прошедшие после референдума о брексите, и в европейской прессе часто можно встретить разные взаимоисключающие предположения, а именно:

  • что английский с уходом Британии автоматически потеряет статус официального языка ЕС, и Евросоюзу что-то нужно будет с этим делать;
  • что английский автоматически сохранит статус официального, потому что он — государственный язык Ирландии и Мальты;
  • что английский не потеряет статус, но постепенно утратит значение, потому что из ЕС уходит главная англоязычная страна.

Все эти предположения либо не совсем верны, либо совсем не верны.

Подпись к фото,

Бывший глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер и президент Франции Эмануэль Макрон хотели бы, чтобы на английском в Европе говорили пореже, а на их родном французском — почаще

Читайте также:  №33: приблизительное и точное время - учим английский вместе

Рассуждения о том, что английский останется официальным языком ЕС благодаря Ирландии и Мальте, корреспондент Русской службы Би-би-си видел даже в материалах работающих в Брюсселе журналистов и слышал в разговоре с чиновником Евросоюза.

На самом деле вопрос о статусе не так прост.

С одной стороны, по постановлению, принятому еще в 1958 году, когда Евросоюз был юн и назывался «Европейскими сообществами», каждая страна может заявить один язык, на который должен обеспечиваться перевод всех документов и выступлений в ЕС.

Сейчас в Евросоюзе 24 официальных языка.

При этом Ирландия и Мальта уже заявили в качестве своих официальных языков в ЕС ирландский (гэльский) и мальтийский — заменять их на английский они пока не собираются.

Английский же «записан» только за Британией.

Подпись к фото,

Глава делегации ЕС на переговорах о брексите француз Мишель Барнье все свои пресс-конференции проводил на двух языках, и в том числе дважды, на английском и французском, произносил вступительную речь

Получается, с уходом Британии английский выпадает из списка официальных? Нет.

Дело в том, что по Договору о функционировании Европейского Союза — это один из основополагающих документов ЕС, — вопрос об официальных языках решает единогласно Европейский совет.

То есть все 27 стран ЕС должны единогласно отказаться от английского, что на данный момент выглядит очень маловероятным.

«Исчезновение английского, естественно, создало бы проблемы, и на самом деле сейчас об этом только французы и заикаются», — сказал Русской службе Би-би-си пожелавший сохранить анонимность переводчик одной из структур Евросоюза.

«Есть ли возможность, что представители стран-членов ЕС в Европейском совете единогласно проголосуют за сохранение английского в качестве не только официального, но и рабочего языка? Такая ситуация возможна и юридически допустима. Использование английского языка в учреждениях ЕС может быть санкционировано с согласия всех стран-членов», — рассуждает в обстоятельной статье о роли и судьбе английского языка в ЕС польский политолог Элжбета Кузелевска.

Английский язык, по мнению и Элжбеты Кузелевской, и многих других высказывавшихся на эту тему, не перестанет с уходом Британии быть лингва франка, языком межнационального общения в ЕС еще и потому, что, как бы парадоксально это ни звучало, эту роль он получил благодаря не британцам, а восточноевропейцам и, косвенно, США.

Первые примерно 30 лет, что Британия состояла в ЕС, главным рабочим языком в Брюсселе, Страсбурге и Люксембурге оставался французский (и остается до сих пор в одном учреждении Евросоюза — Европейском суде).

Но в 2004 году в Евросоюз большой и шумной компанией влились восемь стран бывшего соцлагеря, где почти все в школе учили язык самой влиятельной державы мира, США, а также Мальта и Кипр, где английским владеют практически все — и баланс быстро сместился.

Французский остается вместе с английским и немецким одним из трех неофициальных рабочих языков ЕС, но роль «языка европейской дипломатии» он потерял.

«Английский стал обиходным рабочим языком в учреждениях ЕС, и брексит тут ничего не изменит, потому что те, кто не из Западной Европы, привыкли говорить на английском», — сказал в уже упомянутом телеинтервью предыдущий глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер.

Подпись к фото,

Были времена, когда и британский премьер выступал на континенте на хорошем французском. На фото — премьер-министр Британии Тони Блэр (справа) и президент Франции Жак Ширак

Дело не только в чиновниках ЕС и политиках. Чиновники и политики — часть народа, а среди народов Европы английский — вне конкуренции самый популярный иностранный язык.

В 2012 году Евросоюз в рамках своей социологической программы «Евробарометр» заказал машстабное исследование о языках и выяснил, что английским как иностранным на уровне, достаточном для поддержания разговора, владеют 38% жителей ЕС.

Остальные языки сильно отстают: французским как иностранным восемь лет назад владели 12%, немецким — 11%, испанским — 7%, русским — 5%.

На севере Европы на английском говорят почти все: от 90% в Нидерландах до 70% в Финляндии.

Подпись к фото,

На каком языке, как не на английском, говорить главе Еврокомиссии, немке Урсуле фон дер Ляйен, с премьер-министром Эстонии Юри Ратасом, если ни немецким, ни французским он не владеет?

В Эстонии и Латвии в 2012 году на английском могли изъясняться около половины жителей.

Сейчас, через восемь лет после того исследования, доля англоговорящих в Европе, скорее всего, выросла, потому что 91% европейских школьников и студентов учат английский.

«Английский, скорее всего, останется лингва франка среди европейских законодателей и языком общения для большинства жителей ЕС […

] Он теперь — средство международного общения, которое не принадлежит ни одной конкретной стране.

И брексит, при всех масштабных переменах, что он несет Европейскому союзу, не изменит этот факт», — писал в журнале Forbes работающий в Брюсселе журналист Дэйв Китинг.

«Перестанет ли английский быть (общим) языком ЕС? В кратко- и среднесрочной перспективе, наверное, нет — ни в общении между странами ЕС или депутатами Европарламента, ни в общении ЕС с другими странами.

Один депутат Европарламента от Швеции даже сказал, что общаться в ЕС на английском — это правильно, потому что теперь он ни для кого не будет родным языком», — согласна профессор фонетики из Университета Рединга в Англии Джейн Сеттер.

Документы и выступления в ЕС переводятся на все 24 официальных языка союза, и теоретически Евросоюз мог бы отказаться от английского: армия переводчиков справилась бы и без него.

«В ЕС — три рабочих языка: английский, французский и немецкий. Для работы в учреждениях ЕС нужно знать минимум три официальных языка Евросоюза. Обычно на работу и поступают с тремя языками, но с течением лет выучивают еще сколько-то языков», — объяснила Русской службе Би-би-си профессиональная переводчица, которая работает в одной из структур ЕС. Она пожелала сохранить анонимность.

То есть выпадение английского из тройки рабочих «языков-коммутаторов», с которых и через которые переводят в ЕС, по идее не привело бы к параличу: переводчики, как правило, владеют и каким-то другим языком из тройки. Но это по идее.

Подпись к фото,

В центральных органах Евросоюза работают 4300 «пишущих» переводчиков и 800 мастеров высшего класса, переводчиков-синхронистов

«Даже и частичный отказ от английского на самом деле невозможен, потому что большинство так называемых новичков — стран, которые вступили в 2004-м и позже, явно предпочитают в общении и работе пользоваться английским. В нашем учреждении практически 99% отчетов чиновники пишут на английском», — говорит собеседница Би-би-си.

Английский в Евросоюзе с уходом Британии не только не выйдет из употребления — он давно отделился от родины и живет своей жизнью. По мнению многих лингвистов, континентальный английский даже может быть когда-нибудь признан отдельной разновидностью английского, как американский английский, австралийский английский или нигерийский пиджин-инглиш.

«Евроинглиш — это новая разновидность английского, находящаяся в процессе формирования.

Этот язык используют многие из тех в Европе, для кого он не родной, и это дает возможность назвать английский, на котором говорят в Европе, «евроинглиш», — пишет польский политолог Элжбета Кузелевска, ссылаясь на труды нескольких европейских филологов.

— Евроинглиш может быть признан разновидностью английского и в достаточной степени удовлетворяет лингвистическим и социолингвистическим критериям, по которым он отличается от эндонормативной разновидности».

Корни и грамматика в евроинглиш — те же, что в исходном английском, но отличается словарный запас.

На обиходном уровне, в общении европейцев между собой, это скорее просто упрощенный английский. В общении евробюрократов — это язык со своими названиями для реалий Евросоюза, со своим особым канцеляритом и своими кургузыми кальками с других европейских языков.

Перевести все это на русский так, чтобы была понятна разница, очень трудно, но если хочется услышать что-то отчасти похожее по духу — вслушайтесь в русский язык, которым изъясняется на публике глава МИД России Сергей Лавров.

Например, нормативное английское content (содержание), всегда используется в единственном числе (содержание документа, содержание политики), а в евроинглиш превратилось в contents — во множественном числе.

И точно так же слово «озабоченность», которое в обычном русском языке бывает только в единственном числе, в языке российской дипломатии вдруг обрело множественность.

Почти подлинная, лишь немного сокращенная цитата из Лаврова: «Озабоченности на этом треке следует решать через взаимоуважительный диалог».

Британия оставила ЕС с языком

После выхода Великобритании из Европейского союза английский останется ключевым языком ЕС. Об этом «Известиям» рассказал высокопоставленный источник в европейских дипломатических кругах.

Депутаты немецкого бундестага и французского сената подтвердили эту информацию и подчеркнули, что, несмотря на громкие заявления Ангелы Меркель и Эммануэля Макрона, ни в Германии, ни во Франции обсуждение  внедрения национальных языков в качестве доминирующих в ЕС не ведется.

Читайте также:  Как Повысить Уровень Английского До Upper-intermediate И Advanced - Учим английский вместе

Так, позиция партии «Левые» относительно доминирующего статуса французского или немецкого языка сводится к тому, что такие изменения в Евросоюзе происходить не должны, заявил «Известиям» депутат бундестага Дитер Дем.

— Это лишь в очередной раз подчеркнет доминирующую роль Германии и Франции в Евросоюзе, только уже в языковом режиме, — сказал он. — Мы считаем, что система ЕС будет справедлива, если все его участники будут равны: все могут говорить по-английски, однако далеко не все владеют немецким или французским.

Смена языкового режима в Евросоюзе осложняется еще и тем, что для принятия таких решений необходим консенсус, подчеркнул Дитер Дем.

Согласен с ним и депутат правящего блока ХДС/ХСС Торстен Фрай. По его мнению, менять главный язык ЕС после Brexit не имеет смысла.

— В Германии дискуссии на эту тему не ведутся, — сказал «Известиям» парламентарий. — Думаю, сейчас перед Евросоюзом стоят куда более серьезные задачи. С Британией или без нее в сегодняшнем глобальном контексте английский является самым важным языком.

Не обсуждают эту тему и во Франции. Однако, по словам депутата сената от партии «Республиканцы» Рене Данези, языковой вопрос в институтах ЕС однажды непременно возникнет.

— В Евросоюзе английский находится на доминирующих позициях.

Хотя по идее выход Британии из ЕС должен положить конец его использованию и исключить из списка языков, подлежащих устному и письменному переводу, — заявил «Известиям» Рене Данези.

— Однако я не уверен, что это произойдет, поскольку в ЕС немало стран (главным образом, скандинавские государства), где говорят на этом языке и в обязательном порядке обучают ему с детства.

По мнению французского сенатора, именно северные страны будут протестовать против исключения английского из языковой системы Евросоюза.

О том, что смену языкового режима в ЕС в сенате не обсуждают, «Известиям» рассказала и сенатор Клодин Кауффманн, до 2018 года представлявшая в верхней палате парламента «Национальный фронт». 

— Думаю, наши европейские партнеры не обрадуются, если сейчас язык Мольера станет доминирующим, — сказала она. — Что касается превосходства других языков, мне это представляется маловероятным и еще менее желательным. 

Несмотря на то что английский не сдает позиций в Евросоюзе, некоторые страны стараются продвигать национальные языки.

Так, в 2017 году канцлер Германии Ангела Меркель и еврокомиссар по цифровой экономике и обществу Гюнтер Эттингер заявили, что немецкий язык необходимо продвигать в институтах Евросоюза и использовать чаще.

Позже издание Süddeutsche Zeitung сообщило, что депутаты бундестага объединились в группу, которая будет отвечать за продвижение немецкого в ЕС и в самой Германии.

Бывший вице-президент бундестага Йоханнес Зингхаммер тогда признал, что после Brexit английский останется ведущим языком, однако подчеркнул необходимость усилить статус немецкого и французского. Так, депутат отметил, что все документы ЕС, которые представляют в бундестаге, должны быть в обязательном порядке переведены на немецкий.

Великобритания стала полноправной участницей процесса европейской интеграции в 1973 году, когда доминирующую роль занимал французский язык. В 1990-е английский потеснил лидера и стал самым распространенным в ЕС. Следует отметить, что официально статус доминирующего языка в Евросоюзе не закреплен — в объединении считаются равными 24 языка.

При этом, по данным The Wall Street Journal, подготовка 81% черновых документов ЕС идет на английском, 5% — на французском, 2% — на немецком, а 12% — на других официальных языках.

По информации Евростата на октябрь 2017 года, в качестве иностранного в государствах ЕС 96% студентов изучают английский, 23% — французский, 22% — испанский, 19% — итальянский, 2% — русский.

Видимо, такая ситуация не устраивает французскую сторону: 20 марта 2018 года, выступая в Париже на Международном дне франкофонии, президент Франции Эммануэль Макрон выдвинул 33 предложения по усилению роли национального языка, в число которых вошло продвижение французских медиа в мире и усовершенствование системы образования. 

— Английский никогда не использовался в Брюсселе в такой степени, в какой на нем обсуждают Brexit, — сказал Эммануэль Макрон. — Это доминирование преодолимо, нам необходимо очертить новые правила, вложить средства в некоторые сферы и таким образом вновь сделать французский языком возможностей.

Эту позицию разделяет и председатель Европейской комиссии (ЕК) Жан-Клод Юнкер. В марте 2018-го в интервью телеканалу TV5 Monde он сказал, что отстаивает использование французского языка и что делать чрезмерный упор на английский — неверно.

Месяц спустя, в апреле 2018 года, представитель Франции в Евросоюзе Филипп Леглиз-Коста демонстративно покинул заседание постпредов стран ЕС в Брюсселе из-за того, что сессия велась без перевода. Демарш посла, заявление главы ЕК и французского президента повлекли за собой многочисленные статьи в СМИ о возможной замене английского языка французским.

Справка «Известий»

Официально переходный период выхода Великобритании из Евросоюза должен начаться 29 марта 2019 года.

Сегодня английский является официальным языком для 12,8% граждан Евросоюза (на территории объединения проживает 511 млн человек).

После Brexit в ЕС останутся лишь две страны, на государственном уровне использующие английский — Ирландия и Мальта, население которых составляет всего 1,2% от общего числа жителей ЕС

Во Франции призвали ЕС прекратить говорить на "ломаном английском"

Великобритания и Евросоюз наконец расстались. С 1 января их взаимоотношения регулируются торговым соглашением. Однако далеко не все вопросы после разрыва решены окончательно, и одним из них оказался языковой вопрос.

Поскольку Великобритания теперь не входит в ЕС, есть только два относительно небольших члена ЕС, которые по-прежнему считают английский официальным языком, — Ирландия и Мальта. В этих странах живет всего 1% населения стран ЕС, которое составляет около 500 млн человек. Для всех остальных участников содружества английский — в лучшем случае второй язык.

После Brexit возникла дискуссия о целесообразности использования английского как основного языка Евросоюза.

«После Brexit людям будет труднее понять, зачем мы все придерживаемся ломанного английского языка. Давайте снова научимся говорить на наших языках», — заявил во вторник министр по делам ЕС Франции Клеман Бон, обращаясь к журналистам на французском языке.

Евросоюзу, по его словам, стоит прекратить говорить «на ломаном английском» и вместо этого предпринять шаги в сторону «языкового разнообразия».

До 1990-х годов доминирующим языком в ЕС был французский. Рабочими языками были французский, немецкий и английский. Однако по мере присоединения к содружеству стран Центральной и Восточной Европы, где именно английский является вторым языком, его позиции укреплялись, пока он не стал основным.

В настоящее время Европейский Союз насчитывает 26 официальных языков.

В 2016 году Данута Хюбнер, депутат Европарламента и председатель комитета по конституционным вопросам Европейского парламента, сказала: «Если у нас нет Великобритании, у нас не будет английского».

Тогда же Жан-Клод Юнкер, на тот момент занимавший пост главы Еврокомиссии, выступая в Европарламенте, произнес свою речь только французском и немецком, нарушив давнюю традицию обращения к парламентариям на трех рабочих языках.

Однако говорить об исключении английского языка в Евросоюзе все же не приходится.

Он настолько прочно вошел в жизни европейцев, что стало возможным говорить о существовании европейского английского, который отличается и от британского и от американского. Главная характеристика евроанглийского — заимствование значений созвучных слов из романских языков.

Особую роль играет и положение английского на мировой арене.

Член Европарламента от Швеции Сесилия Викстрём ранее говорила, что после Brexit английский все еще останется иностранным языком для подавляющего большинства говорящих на нем людей в структурах ЕС, что сделает общение более равноправным. До сих пор британцы, по ее мнению, пользовались языковым преимуществом.

Профессор фонетики Университета Рединга Джейн Сеттер в колонке для The Guardian писала, что, на ее взгляд, ни в краткосрочной, ни в среднесрочной перспективе европейцы не откажутся от английского.

«Однако в долгосрочной перспективе продолжающееся доминирование английского языка как глобального языка может зависеть от его политического и социально-экономического положения. Поскольку он так хорошо зарекомендовал себя и широко распространен, я считаю, что в течение некоторого времени он, вероятно, будет использоваться в качестве глобального лингва-франка», — считает Сеттер.

Да и сам министр по делам ЕС Франции не предлагает вытеснение английского. При этом он заявил, что если Европа после Brexit «будет работать только на одном языке, будет общаться только на одном языке, она совершит ошибку».

Франция будет председательствовать в Совете ЕС в первой половине 2022 года. По словам Бона, Париж в этот период представит «конкретные инициативы» по развитию европейских языков. Они будут включать в себя языковую подготовку и обеспечение «бдительности» институтов ЕС в отношении языкового разнообразия при приеме на работу.

«Это не арьергардный бой или борьба одной страны, — сказал Бон. — Это действительно борьба за европейское языковое разнообразие».При этом, как отмечает в разговоре с «Газетой.Ru» руководитель Центра политической интеграции Института Европы РАН Людмила Бабынина, проблема языкового разнообразия перед Евросоюзом попросту не стоит.

«На самом деле, они и так говорят на своих языках. На заседании Европарламента депутаты говорят на своих языках, сидит огромный штаб переводчиков, есть целый департамент, который занимается переводами. Если посмотреть на сайте союза, то все документы переводятся на 26 языков, менее значимые, как минимум, представлены на трех языках.

Читайте также:  ТОП-5 Игр На Смартфон Для Изучения Английского - Учим английский вместе

Главы государств и правительств на заседаниях говорят на своем языке.Система работает практически как ООН. Другое дело, что между собой они говорят на английском, потому что все говорят на английском. Поэтому говорить о том, что в ЕС нет языкового разнообразия, некорректно. Оно есть», — поясняет эксперт.

Тем не менее в случае вытеснения английского именно французский претендует на роль главного официального языка в ЕС, что, конечно, представляется приятной перспективой для французских политиков.

«Французы всегда, как бы имея ввиду свою роль в становлении европейской интеграции и учитывая их отношение к французскому языку и культуре, ратовали за то, чтобы как можно меньше использовать английский, а использовать другие языки. Но, скорее всего, это не случится, потому что английский язык — это фактически лингва-франка, на котором говорят практически все чиновники, депутаты, вся администрация, вне зависимости от той страны, откуда они родом. Все-таки людей, которые знают французский и немецкий, на общем фоне гораздо меньше, поэтому я не думаю, что они отойдут от английского языка. Вряд ли можно будет основным языком межкультурного общения сделать французский, а не английский — это просто технически сложно», — резюмирует Людмила Бабынина.

Как Брексит изменит Высшее образование в Великобритании?

На данный момент правительству Великобритании так и не удалось добиться очевидного прогресса в заключении соглашения о выходе из ЕС, до сих пор для миллионов людей остается неясным, какой будет Британия после развода с Евросоюзом.

Среди обеспокоенных, несомненно, будут сотни тысяч иностранных студентов, которые выбирают Великобританию для получения образования, многие из которых — граждане ЕС.  Один из основных вопросов — как повлияет Брексит на процедуру подачи документов в британские университеты и стоимость обучения.

Что нам известно на сегодняшний день?

Если в конечном итоге будет достигнута договоренность между Великобританией и Евросоюзом, то никакие изменения в иммиграционном статусе не коснуться студентов из ЕС, которые в настоящее время уже проживают в Великобритании и тех, которые начинают свое   обучение до вступления  Брексита в силу ( с 31 декабря 2020 года). Об этом говорится в заявлении правительства о намерениях по системе урегулирования ЕC.

Плата за обучение студентов ЕС и ЕЭЗ, начинающих обучение в университетах Великобритании с 2020 по 2021 год, еще не определена правительством Великобритании. Кроме того, неясно, будут ли компании, выдающие студенческие кредиты предлагать свою финансовую поддержку.

Будет ли введена новая иммиграционная система (ожидается, что она будет действовать с 1 января 2021 года).

Любой, кто собирается приехать в Великобританию для обучения с января 2021 года, должен будет подать заявление в соответствии с соответствующей категорией иммиграционных правил, действующих на тот момент.

Какое влияние может оказать Брексит на британское высшее образование?

В настоящее время в британских вузах обучается более 147 000 студентов ЕС. По оценкам специалистов, доход в британскую экономику от студентов EC составляет более 5 млрд фунтов.

Кроме того, в британских университетах работает огромное число академического и дополнительного персонала из стран ЕС. Например, почти четверть сотрудников Кентского университета из стран ЕС.

После референдума Оксфордский университет, Imperial college и ряд других университетов  в которых работает большое число небританских ученых и административных работников, быстро уверили своих сотрудников, что новые изменения не коснуться их рабочих мест.

На данный момент студенты EC и UK платят сниженную стоимость за обучение в университетах Великобритании, порядка 9000 фунтов в год. Остальное университетам доплачивает государство. Эта ситуация может измениться для студентов  EC после 2021 года.

Британские университеты — не единственные учреждения, которые будут обеспокоены исходом Брекситa.

Университеты по всей Европе должны будут принять решения, будут ли британские студенты, обучающиеся в их странах, считаться как «Home-EU», и таким образом, оплачивать соответствующие сборы.

Любые изменения в этих правилах могут повлиять на прием студентов из Великобритании во многие европейские университеты, а также на их доход и на разнообразие студенческой жизни.

Другие области высшего образования, на которые может повлиять Брексит, включают финансирование и исследовательские гранты, предоставляемые ЕС.

Евросоюз вносит существенный финансовый вклад в исследования в университетах Великобритании, в среднем он составляет около 1 млрд фунтов стерлингов в год.

Увидит ли Великобритания уменьшение вклада в исследования, во многом зависит от точного характера заключительной сделки по Брекситу.

Развод с Eвросоюзом не повлияет на текущие процессы для иностранных студентов, из стран за пределами EC (таких как Россия, Китай, США и др), которые и платят полную стоимость обучения в британских университетах.

Брексит и независимые школы Великобритании –  какие изменения могут коснуться студентов из EC

  • В отличии от стоимости высшего образования, стоимость обучения в частных школах великобритании одинакова для британцев, выходцев из ec  и других иностранцев.
  • Если Брексит не повлияет на стоимость обучения для школьников из EC,  то изменения иммиграционного характера с большой вероятностью будут  неизбежны.
  • В соответствии с проектом закона, предложенного на рассмотрения в английский парламент, студентам из EC придется проходить похожий процесс подачи документов на студенческую визу, который проходят студенты из России, Китая, Америки и других стран за пределами EC.

Изменения в иммиграционных правилах для студентов ЕС и любое повышение стоимости обучения могут серьезно повлиять на число студентов и доход частных школ.

 Также, в случае переноса головных офисов некоторых иностранных компаний и их сотрудников в континентальную Европу, школы могут столкнуться с заметным оттоком европейских студентов.

Согласно исследованию рынка, проведенному страховой компанией Faith Kitchen в Ecclesiastical Insurance,  только 23% частных  школ чувствуют себя полностью готовыми справиться с изменениями, которые принесет Брексит.

Вместе с тем, предвкушая большой интерес к британскому образованию за пределами Англии некоторые английские школы уже рассматривают перспективы открытия кампусов во Франкфурте, Амстердаме и других крупных финансовых центрах Европы.

В отличии от стоимости высшего образования, стоимость обучения в частных школах великобритании одинакова для британцев, выходцев из ec  и других иностранцев

Если Брексит не повлияет на стоимость обучения для школьников из EC,  то изменения иммиграционного характера с большой вероятностью будут  неизбежны.

В соответствии с проектом закона, предложенного на рассмотрения в английский парламент, студентам из EC придется проходить похожий процесс подачи документов на студенческую визу, который проходят студенты из России, Китая, Америки и других стран за пределами EC.

Изменения в иммиграционных правилах для студентов ЕС и любое повышение стоимости обучения могут серьезно повлиять на число студентов и доход частных школ.

 Также, в случае переноса головных офисов некоторых иностранных компаний и их сотрудников в континентальную Европу, школы могут столкнуться с заметным оттоком европейских студентов.

Согласно исследованию рынка, проведенному страховой компанией Faith Kitchen в Ecclesiastical Insurance,  только 23% частных  школ чувствуют себя полностью готовыми справиться с изменениями, которые принесет Брексит.

Вместе с тем, предвкушая большой интерес к британскому образованию за пределами Англии некоторые английские школы уже рассматривают перспективы открытия кампусов во Франкфурте, Амстердаме и других крупных финансовых центрах Европы.

Наш взгляд

Какими бы ни были новые условия для студентов из EC после Брексита, Великобритания по-прежнему останется страной с наибольшим числом топовых университетов  и школ с обучением на английском языке в Европе.  Стоимость высшего образования в Англии в разы меньше, чем в Америке, при эквивалентном статусе многих университетов.

Стоимость обучения в частных школах Англии на уровне с международными школами в Европе при более высоких результатах и качестве за счет обилия высококвалифицированных англоязычных преподавателей в Англии.

Таким образом для европейцев, которые могут самостоятельно оплачивать свое обучение, Великобритания по-прежнему останется привлекательной страной для получения образования.

За пределами ЕС Китай остается ведущей страной по экспорту студентов в Великобританию, почти треть иностранных студентов в UK — из Китая.

Также ежегодно растёт число американских студентов, приезжающих учиться в Соединённое Королевство, США занимает третье место в списке стран-поставщиков студентов в Великобританию.

Мы искренне надеемся, что британское правительство и университеты смогут сохранить максимально выгодные условия для студентов из EC,  т.к. разнообразие культур, традиций и языков, которые привозят с собой  наши соседи из Евросоюза делают Англию той колоритной, интересной и многообразной страной, за которую мы ее любим.

Вместе с тем пока правительство решает судьбу Брексита,  британские университеты уже начали испытывать спад числа студентов из EC. Университеты Russell Group зафиксировали спад на бакалаврские программы на 3% и на магистерские на 9%, по сравнению с 2016/17 годом, что автоматически освободит вакансии для  иностранных студентов из других стран.

Мы в свою очередь, продолжаем оказывать поддержку и консультировать иностранных студентов, желающих учиться в Великобритании, независимо от их гражданства.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector